Поиск

О ТОМ, КАК ПЫТАЮТ НАШИХ ГРАЖДАН ПАЛАЧИ ИЗ ФСБ РФ И ТЕРРОРИСТЫ НА ОККУПИРОВАННЫХ РОССИЙСКО-ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ БАНДФОРМИРОВАНИЯМИ ТЕРРИТОРИЯХ УКРАИНЫ

По материалам СБУ
СВИДЕТЕЛЬСТВА УКРАИНСКИХ ГРАЖДАН, КОТОРЫЕ БЫЛИ ЗАЛОЖНИКАМИ РОССИЙСКИХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ГРУППИРОВОК  ОРДЛО, ОТНОСИТЕЛЬНО ВООРУЖЕННОЙ АГРЕССИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРОТИВ УКРАИНЫ, НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ, ФИЗИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ, ПЫТОК И МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА

Источник: Bulletin_6

1. Александр Д. (гражданское лицо, в заложниках находился 905 суток)

“…В конце апреля 2015 года я был задержан членами пророссийских вооруженных формирований за попытку “незаконного пересечения границы” между Украиной и временно оккупированной территорией Донецкой области в районе н. п. Георгиевка. Меня доставили в подвальное помещение бывшего УСБУ в Донецкой области по ул. Баумана. Меня фотографировали, а мой допрос был снят на видео. Допрос проводили представитель “отдела контрразведки МГБ ДНР” (опознал по фотографии № 140) и “начальник отдела военной контрразведки” с позывным “Давид”, который непосредственно руководил допросами и избиением заложников (опознал по фотографии № 167). Кроме того, мною по фотографии № 79 идентифицировано “сотрудника конвоя” пророссийских вооруженных формирований, который охранял заложников на складе горюче-смазочных материалов.
Через шесть месяцев меня перевели в подвал здания Донецкой ОГА. В течение двух месяцев террористы удерживали меня в помещении какого-то офиса, а через три месяца был перевезен в 97-ю колонию в г. Макеевка. Во время незаконного содержания под стражей меня неоднократно жестоко били, лишали еды. Стреляли из огнестрельного оружия, имитируя расстрел. Особенно жестоко обходились “командир отдельного комендантского полка ДНР” Аносов В. и его жена – “майор” Аносова, которые лично систематически пытали и издевались над заключенными и пленными военнослужащими ВСУ…”.

2-3. Артем А. и Владислав О. (гражданские лица, в заложниках находились 444 сутки)

“…Мы были одновременно задержаны так называемыми “сотрудниками МГБ ЛНР” в октябре 2016 года на Театральной площади г. Луганск на глазах десятков людей и доставлены в здание бывшего областного управления СБУ (по адресу: г. Луганск, ул. Советская, 79). Террористы обвинили в том, что мы контактировали с военнослужащими ВСУ и добровольцами батальйона “Азов”, которым передавали секретную информацию о расположении подразделений регулярных войск РФ на временно оккупированных территориях Луганской области. Кроме этого, в телефоне Владислава они нашли видео, на котором был сожжен флаг так называемой “ЛНР”.
С первого допроса, который продолжался с 12:00 до 22:00, к нам обоим были применены физические средства влияния (избиение) и психологическое давление (запугивания, оскорбления). Физическое насилие (побои, удары током, удушения с помощью полиэтиленовых пакетов) и угрозы отрезания конечностей, в частности, пальцев, является ключевым аргументом в работе так называемой «МГБ ЛНР», это каждый из нас ощутил на себе.
В дальнейшем были осуждены за “государственную измену в форме пособничества” и “глумление над национальной символикой ЛНР”. Фальсификацией судебного процесса лично занимались пособники террористов в лице “судьи военного суда ЛНР” Лунги А. Г., секретаря суда Докукиной Л. И., заместителя начальника управления ”Генеральной прокуратуры ЛНР” Козлова М. В.

Среди тех, кто лично пытал украинских заложников и был причастен к нашему незаконному заключению, опознали по фотографиям:

  • Роговенко С. (позывной “Тунгуз”, бывший сотрудник правоохранительных органов, в данное время “сотрудник МГБ ЛНР”);
  • “майор МГБ ЛНР” Ковалев Л., позывной “Борец”;
  • Денис, позывной “Джон”, “сотрудник МГБ ЛНР”, окончил Луганский национальный аграрный университет; “майор юстиции” Мануилова Ю., “криминалист следственного отдела МГБ ЛНР”, бывший сотрудник следственного управления ГУ МВД Украины в Луганской области;
  • “полковник юстиции” Петренко Б., ныне “начальник следственного отдела МГБ ЛНР”, бывший сотрудник УСБУ в Луганской области”;
  • “майор МГБ ЛНР” с позывным “Фрол”, который пытал заложников с маниакальной жестокостью.

Кроме того, “сотрудник МГБ ЛНР” Денис с позывным “Джон” (на вид 25 лет, рост 180-185 см, светловолосый, на кисти левой руки татуировка “За ВДВ”) неоднократно предлагал совершить террористический акт на территории Украины в обмен на возможность возвращения в Луганск…“.

4. Валерий Р. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 890 суток)

“…В начале апреля 2016 года во время движения колонны на очередную ротацию произошло нападение из засады, вследствие чего наш автомобиль (в колонне последний) был подбит из ручного противотанкового гранатомета и захвачен российскими террористами. Боевики вывезли меня на оккупированную территорию и доставили в подвальное помещение бывшего УСБУ в Донецкой области по ул. Баумана. Сразу обвинили в “террористической деятельности” на территории Донецкой области; во время допросов, которые происходили 2-3 раза в неделю, применяли физическую силу (били руками, ногами, резиновой дубинкой, включали электроток от старого телефона), обещали обрезать руки. “Сотрудники МГБ ДНР” забрали у меня мобильный телефон, по которому позвонили моему родному брату и сообщили, что я, будто бы, перешел на сторону террористов. Кроме этого, звонили по телефону моей племяннице и угрожали физической расправой. Пленного военнослужащего ВСУ с позывным «Р» террористы пытали путем обтачивания зубов напильником, а военнослужащему ВСУ с позывным «Г» прокололи ножом обе ноги. В течение трех месяцев содержался в подвале УСБУ в Донецкой области, потом был переведен в колонию № 97 г. Макеевки. В октябре 2017 года прибыли “следователи МГБ-ДНР”, которые выдвинули дополнительные обвинения “в пособничестве терроризму, корректировке огня”, за что «обещали» осудить на срок от 20 до 30 лет тюрьмы…“.

5. Александр Ф. (гражданское лицо, в заложниках находился 723 сутки)

“…Был задержан сотрудниками так называемой “МГБ-ДНР” в г. Макеевка Донецкой области, которые произвели обыск и нашли символику Украины и Евросоюза, что и стало поводом для моего задержания. Потом меня привезли в кабинет № 302 в здании “МГБ ДНР” (г. Донецк, ул. Шевченко, 26), где состоялся первый допрос с применением физического избиения и запугивания. Допрашивали “оперуполномоченные” Горбоконь (позывной “Немец”), Билобородько (позывной “Мономах”) и Ефимович, которые требовали сознаться в моей причастности к украинским патриотическим организациям. В “органах МГБ ДНР” я принудительно удерживался три месяца, вначале в неотапливаемом гаражном боксе (на улице была зима), а потом в помещении бывшего архива, которое террористы превратили в здание пыток. “Охранники и сотрудники МГБ ДНР” постоянно физически издевались над заложниками (били руками, ногами и резиновыми дубинками). Особенно жестоко обходился “начальник СИЗО “ Трубицинта, “оперуполномоченный” Холин.

В августе 2016 года меня было осуждено вначале “по приговору Макеевского межрайонного суда ДНР”, а потом “военным трибуналом ДНР”. Припоминаю, что со стороны обвинения для фальсификации дела были задействованы “следователи” Килькеев и Орлова, “судья” в Макеевке – Максимова и “судьи трибунала” – Стратейчук и Одегов, а также “прокуроры” – Сергеев и Максимов. “Свидетелями” выступили сексоты и провокаторы “МГБ ДНР” Киосев Никита (руководитель террористической общественной организации “Молодая Республика”) и Зиновик Григорий (функционер профкома студентов), а также ранее указанные мною “оперуполномоченные МГБ ДНР”.

«Наказание» я отбывал в исправительной колонии № 27 (г. Горловка, ул. Немировича-Данченко), где меня лично пытал “начальник колонии” – Ляшенко Александр; “первый заместитель начальника колонии” – его родственник Ляшенко Дмитрий;
“оперуполномоченный” – Верич Дмитрий. Уже накануне передачи заложников, а именно 25 декабря 2017 року, пьяные садисты Ляшенко и Верич с десяти часов вечера до двух часов ночи били меня и издевались…“.

6. Александр А. (гражданское лицо, в заложниках находился 848 суток)

“…В заложники захватили представители вооруженной российско-террористической группировки “Спарта” и так называемые “сотрудники военной полиции”, которые обвинили меня в “государственной измене ДНР”. Некоторое время содержался в каком-то подвале, где допрашивали примерно 5 раз, в среднем по 2-3 часа. При этом ко мне применялись средства физического влияния – избиение ногами, руками, резиновыми дубинками, прикладом автомата. В результате пыток получил увечья. Один из допросов снимал на телефон “блогер” Журабко для агитационного российского ролика. Уже позже меня и других заложников навещали представители российских телеканалов “НТВ” и “Россия 24”, которые брали интервью в заключенных и снимали условия принудительного содержания под стражей. При этом “журналисты” детально инструктировали заложников по поводу правильных ответов. Главное место пыток “ДНР” – помещение бывшего архива управления Донецкой СБУ, которое было захвачено террористами еще в 2014 году. Заложники размещались на полках стелажей для бумаг, без санузла, белья и проточной воды. Только через два года террористы наконец легализировали мое принудительное задержание – “постановлением генеральной прокуратуры ДНР” избрали для меня “меру пресечения свободы в форме содержания под стражей”. При этом, воспользоваться услугами “адвоката” мне было запрещено, в свиданиях также отказано.

Среди террористов, которые мучили меня и других заложников, опознал по фотографии – “начальника 3 разведывательного управления ДНР”, позывной “Заяц” (он лично допрашивал в присутствии двух офицеров спецслужб РФ, которые задавали вопросы о расположении сил и средств ВСУ в районе проведения АТО, количество личного состава и вооружения); “Артем”, подчиненный “Зайца”, бывший сотрудник МВД Украины, ранее проходил службу в одном из райотделов полиции г. Донецка (меркантильный, заинтересованный в личном обогащении); “Зомби” (в прошлом кинолог в спецподразделении МВД “Беркут”)…”.

7. Денис Б. (гражданское лицо, в заложниках находился 390 суток)

“…Возле выхода из дома сбили меня с ног, надели мешок на голову и наручники на руки. Обвинили в “измене идеалам «русской весны» и родины, шпионаже в пользу ВСУ”. Уже в здании “МГБ ДНР” в г. Донецк (ул. Шевченко, 26) пытали и душили при помощи полиэтиленового пакета, покуда не узнали пароль от моего аккаунта в “Твитере”. Также угрожали физической расправой (отсечением конечностей, изнасилованием, расстрелом или захоронением живьем в яме в лесу) и всячески унижали (угрожали посадить в яму с известью). Все палачи были одеты в балаклавы, но во время допроса слышал позывной одного из террористов – “Якут”. На основании полученных с применением пыток показаний так называемый “верховный суд ДНР” осудил меня к 10 годам лишения свободы. К моему незаконному заключению и фальсификации криминального дела лично причастны “следователь-криминалист МГБ ДНР” Яманко; “судьи” Токаренко, Стратейчук и Одегов; “оперуполномоченный МГБ ДНР” Идиатулин и “заместитель генерального прокурора ДНР” Байрачный…”.

8. Роман С. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 189 суток)

“…На наш блок-пост совершила нападение диверсионно-разведывательная группа российских оккупационных войск в количестве 16 человек (все были одеты в форму ВС РФ). Завязался бой, во время которого троих украинских воинов убило, а меня захватили в плен. Содержался в тюрьме строгого режима ЗИК № 97 (г. Макеевка Донецкой области), где меня систематически пытали во время допросов. Однажды отвезли к А. Захарченко, который допрашивал лично. Это даже трудно назвать допросом – все время нецензурная брань, крик, запугивания на сексуальной почве, скорее всего он пребывал под действием наркотиков. После завершения допроса Захарченко отдал своим подчиненным команду убить меня (была имитация расстрела). Где именно происходил допрос, я не знаю, потому что все мои передвижения во время плена совершались с одетым на голову мешком…“.

9. Сергей С. (гражданское лицо, в заложниках находился 448 суток)

“…Был задержан боевиками незаконных вооруженных формирований так называемой “ЛНР” в сентябре 2016 года во время пересечения линии разграничения по обвинениям в предоставлении помощи ВСУ. Все время содержался в подвальном помещении бывшего УСБУ в Луганской области, на территории которого, кроме местных боевиков, также находились подразделения регулярных войск ВС РФ, в том числе офицеры российской военной разведки (видел и слышал их разговоры). Допрашивали несколько раз, все допросы сопровождались физическим насилием, пытками электротоком, били ногами, морально издевались. Был свидетелем того, как один из заложников – Андрей К. был убит боевиками ЛНР…“.

10. Игорь С. (гражданское лицо, в заложниках находился 824 сутки)

“…Был задержан сотрудниками так называемой “МГБ ДНР” и ФСБ РФ у себя дома в г. Донецке. Основание для задержания на тот момент мне было неизвестно, только через 2 месяца я узнал, что мне предъявили обвинение в шпионаже. Почти два года незаконно содержался в «следственном изоляторе МГБ ДНР» (ул. Кобозева, дом № 4), а после проведения суда в духе сталинских процессов 30-х годов прошлого века отбывал срок в Макеевской исправительной колонии № 32 Донецкой области. К фальсификации относительно меня криминального дела лично причастны так называемые «заместитель военного прокурора “ДНР” Шаипов и следователь Килькеев». На допросы меня доставляли в сопровождении конвоиров из числа работников “МГБ ДНР”. Допросы проводились представителями ФСБ РФ (группа “Гости”), в составе пяти человек в помещении здания “МГБ ДНР”, расположенного на бульваре Шевченко. Во время допросов ко мне применялись средства физического и морального давления: неоднократно издевались и угрожали не только лично мне, но и членам моей семьи…”

11. Галина Г. (гражданское лицо, в заложниках находилась 440 суток)

“…Я работала в местной городской поликлинике. В октябре 2016 года меня вызвал к себе главный врач поликлиники, в кабинете которого находились еще два “сотрудника МГБ ДНР”. На удостоверениях, которые они предъявили, были только фотографии без указания исходных данных. В дальнейшем мне стало известно, что одного звали Виталий, позывной “Швед”, второго – Дмитрий. На моем рабочем месте был произведен обыск и осуществлен осмотр моего мобильного телефона. Также было проведено обыск моего дома, во время которого было изъято компьютерную технику. Мне было предъявлено обвинения в проукраинских взглядах. “Швед” со своим коллегой доставили меня в “МГБ ДНР” (г. Донецк, ул. Т. Шевченко). Допрос длился около часа, проводил его “следователь МГБ ДНР” А. Лозинский. Кроме того, во время допросов относительно меня проводилась проверка на полиграфе. Специалист – гражданин РФ задавал вопросы по поводу моего отношения к Украине, помощи ВСУ и СБУ. Почти год меня незаконно удерживали на территории завода “Изоляции” (ул. Светлого пути, 4; руководителем этой “базы МГБ ДНР” является человек по имени Денис Павлович, позывной “Первый”), потом перевели в следственный изолятор “МГБ ДНР” (г. Донецк, ул. Кобазева). Нас содержали в жутких условиях, не было душа и туалетных комнат, могли на 2-3 суток закрыть в т. наз. “стакане” (маленькое помещение) и карцере (помещение 1,5х2 м. с
установленными видеокамерами), где не было окон, свет голубого цвета горел круглосуточно.

Во время пребывания в плену ко мне применялись пытки, а именно: били электрическим током, привязывали липкой лентой к железному столу с мешком на голове, к пальцам ног присоединяли электроды. Также применялись моральные издевательства. Угрожали забрать в “МГБ” моего мужа. Кроме того, во время пребывания в плену меня привлекали к выполнению сельскохозяйственных работ на территории завода – ухаживание за животными, уборка территории, разгрузка автомашин.

В ноябре 2017 года меня было “осуждено по приговору военного трибунала ДНР” к 10 годам лишения свободы. Мне предоставлялись услуги адвоката У., который постоянно вел переговоры с моими детьми относительно моего освобождения за денежное вознаграждение в 1000 дол. США. Непосредственно перед судом адвоката заменили на Ш., которая получила 500 дол. США для сотрудников “МГБ ДНР” за якобы включение меня в списки на обмен.

12. Алексей К. (гражданское лицо, в заложниках находился 1091 сутки)

“…В декабре 2014 года во время моей поездки в г. Торез Донецкой области я был арестован на блокпосту лицами, которые имели отношение к т. н. “русским казакам”. Меня обвинили в том, что я будто бы принимал участие в революционных событиях на Майдане в г. Киеве и что я являюсь военнослужащим ВС Украины. Ни первое, ни второе не соответствует действительности. Почти два месяца меня держали на улице в яме на территории бывшей пожарной части г. Торез, потом перевезли в подвал здания бывшего УСБУ в Донецкой области (база так называемого “министерства государственной безопасности ДНР”. Во времяпребывания в заложниках меня неоднократно допрашивали представители т. н. “прокуратуры” и “МГБ ДНР”: террористы с позывными “Дед”, “Искандер”, “Белаз”, “Юзик” (опознал по фотографии). Во время допросов, которые продолжались около двух часов, ко мне применялись пытки и другие средства физического давления. Через мое тело пропускали электроток, меня били разными деревянными и железными предметами. Моей сестре от представителей “МГБ ДНР” поступали угрозы по телефону, и предлагалось совершить мой выкуп из плена за 50 тыс. долларов США”.

13. Анатолий К. (гражданское лицо, в заложниках находился 440 суток)

“….Во время движения через так называемую “серую зону” по трассе Попасная-Первомайск на велосипеде был задержан командиром российско-террористического батальона им. Платова по фамилии Сногий и его подчиненным, якобы за проведение разведывательной деятельности. В течение незаконного пребывания в заложниках поочередно удерживался в штабе незаконного вооруженного формирования им. Платова в г. Стаханове (здание захваченного террористами отделения налоговой инспекции), в “военной комендатуре ЛНР”, а также в СИЗО № 3 и Краснолуцкой исправительной колонии № 19. По сфабрикованным обвинениям в “измене ЛНР” был осужден к лишению свободы сроком на 13 лет (“судья МГБ ЛНР” – Берестенко Юлия). Во время пребывания в заложниках ко мне неоднократно применялись избиения, имитация расстрела, издевательства, запугивания, пытки электротоком и др. Постоянно угрожали арестовать жену. Кроме этого, когда пребывал в “карцере военной комендатуры ЛНР”, был свидетелем издевательств над одним из пленных военнослужащих ВСУ: его привезли без сознания и сутки издевались …”.

14. Григорий С. (гражданское лицо, в заложниках находился 391 сутки)

“…В декабре 2016 года, когда я возвращался домой, неизвестные лица в масках сбили меня с ног, одели на голову мешок и доставили в помещение бывшего городского управления милиции в г. Донецке. Там “сотрудники МВД ЛНР” Гарковенко, Тимчак, Церковников и Цуканов Д. В., а также их руководитель Захаров применяли физические пытки (избиение и удары электрическим током, угрозы убийством) и психологическое давление (угрозы убийства моих родных). Во время допроса “следователь МВД ЛНР” Гайнутдинов заставил меня подписать составленные им документы об отказе от услуг адвоката, разрешение на обыск жилья и явку с повинной, где я “сознался” в диверсиях на территории г. Донецка (взрыв линии электромагистрали, подготовка к взрыву Донецкой телевышки, взрыв памятника Ленину, взрывы киосков и шпионаж в пользу Украины).
После этого на видеокамеру было зафиксировано мои “признания” в пособничестве спецслужбам Украины, а также во всех, якобы совершенных мною, взрывах и диверсиях. Меня вывозили в лесной массив, где я должен был указать место хранения боеприпасов. Также меня возили к киоскам, где я указывал, куда будто бы закладывал взрывчатку. Указанные лица из числа “сотрудников МВД ЛНР” заранее проинструктировали, где и что показывать, а также, что именно объяснять на видео. К преступлениям относительно меня лично причастны: “сотрудники генеральной прокуратуры ДНР” – Клименко, Карцева и Ластовицкая (в договоренности из “сотрудниками МВД ЛНР” совершали действия, направленные на мое незаконное содержание под стражей и сокрытие фактов пыток); главный врач Донецкого областного диагностического центра Момот (отказал в выдаче документов, которые засвидетельствовали травмы, полученные мною в результате пыток “сотрудниками МВД ЛНР”); Халабузар – «начальник изолятора временного содержания» (уничтожение документов, в которых отмечалось мое тяжелое физическое состояние после допросов “сотрудниками МВД ЛНР…”.

15. Максим И. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 737 суток)

“…После захвата в плен боевики вонзили мне в ногу шомпол от автомата и сломали большой палец правой руки. Не взирая на боль, меня привезли к зданию, в подвальное помещение, где повторно применили средства физического давления (проломили голову, сломали ребра, выбили зуб, рассекли подбородок). Позже вывезли в г. Донецк, где ко мне и моим боевым товарищам применили средства физического давления, а после заключения в подвале здания бывшего УСБУ в Донецкой области по ул. Щорса террористы оставили нас на 3 суток без еды. Первый допрос проводил мужчина, который в продолжение разговора сообщил, что проходит службу в ВС РФ. В следующие дни к нему присоединились еще двое. Как выяснилось позже, оба были из Ростова-на-Дону (РФ). Именно эти лица наиболее жестоко издевались над украинскими заложниками. Мне известно о факте убийства боевиками украинского военнослужащего (забили до смерти) 29 декабря 2015 г. в здании, когда я незаконно содержался в г. Донецке…”.

16. Владимир Б. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 711 суток)

“…Первые полгода содержался в подвале захваченного террористами здания Донецкого СБУ, потом в так называемой «комендатуре ДНР», а с июля 2016 года был незаконно заключен в тюремной камере 97 колонии в г. Макеевка. Ужасные воспоминания об издевательствах останутся на всю мою жизнь, я чудом не потерял рассудок от всех пыток, но страшнее за физическое насилие было психологическое давление. Был случай, когда боевики принесли фотографии моих детей и заставили дать интервью на камеру российским телеканалам “ОРТ”, “Live news”…”

17. Андрей Г. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 381 сутки)

“…Пытки продолжались всю ночь, после чего утром, надев на нас
полиэтиленовые мешки на голову, отвезли в бывшее админздание
СБ Украины в Донецкой области, где размещалась так называемая
«комендатура ДНР» (в/ч 08816, комендант – полковник ВС РФ по
фамилии “Нос”, начальник продовольственной службы – капитан ВС 82
РФ по фамилии “Котов” (со слов боевиков). Нас посадили в
подвальном помещении в одиночные камеры, рядом в камерах
пребывали задержанные боевики за различные нарушения дисциплины.
Во время пыток неизвестный в военной форме (по возрасту
примерно 30 лет), назвался капитаном по имени Геннадий, постоянно
предлагал оставить ВСУ и перейти на сторону боевиков “ДНР”, от чего
я отказался. Во время пребывания в комендатуре нас допрашивали
неизвестные в балаклавах, при этом осуществляли видеофиксацию для
показа родным.
Вскорости нас перевели в другую камеру на другом крыле
подвального помещения указанной комендатуры, где уже содержалось
около 30 пленных из числа бойцов ВСУ. Там находился бывший
военнослужащий добровольческого батальона “Айдар” А. (по возрасту
около 40 лет, крепкого сложения, все тело покрыто татуировками),
который по свидетельству моих товарищей был изменником и снимался
в пропагандистских видео в пользу “ДНР”, при непосредственном
участии бывшего депутата Верховного Совета Украины А. Журавко…”.
18. Василий Г. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках
находился 381 сутки)
“…В плен попал во время нападения на позиции украинских
войск диверсионно-разведывательной группы НЗФ “ДНР”. Находясь в
плену, мы постоянно слышали в свой адрес угрозы убийства, а во время
допросов к нам применяли физическую силу, били, в том числе с
использованием инструментов (палки, плоскогубцы, газовые ключи и
т. п.)…”.

19. Эдуард Н. (гражданское лицо, в заложниках находился 440 суток)

“…Был задержан в г. Луганске лицами, которые представились
“сотрудниками МГБ ЛНР”. Во время допросов ко мне систематически
применялись средства физического давления (избиение резиновой
дубинкой по конечностях, книгами по голове). Также постоянно
звучали разного рода угрозы и оскорбления. Был осужден “военным
судом ЛНР за разжигание межнациональной вражды и
государственную измену в форме шпионажа в пользу иностранного
государства” Украины. В услугах “защитника” мне было отказано.
Заседание суда проходило в закрытой форме, председательствующий
судья – Полтавский. Также мне известно лицо “следователя” по моему
“делу”, а именно: Берестенко Юлия, я узнал ее на фотографии
№ 204 …”.

20. Виктор Л. (гражданское лицо, в заложниках находился 303 сутки)

“…Был задержан сотрудниками т. наз. “МГБ ДНР” по обвинениям
в “шпионаже в пользу Украины”. Кроме этих лиц, присутствовал
представитель ФСБ РФ, который потом сопровождал меня во время
моего препровождения в г. Донецк на автомобиле с государственным
номером РФ.
Мне надели наручники, зимнюю шапку, посадили в легковой
автомобиль. Со слов сопровождающих я понял, что меня везут в
Буденовский район г. Донецка. Когда меня привезли, то завели в
здание, не снимая шапки поставили к стенке, раздвинули ноги на
ширину плеч. Лицо с русским акцентом зачитало следующее:
Обращаться – гражданин начальник, кормление два раза в сутки,
дадим бумагу написать явку с повинной. Если не напишешь, наденем
электрический провод на гениталии (“конец”), второй в задний проход,
и пустим ток” …”

21. Евгений С. (гражданское лицо, в заложниках находился 855 суток)

“…Во время моего задержания сотрудниками т. н. “силового
блока ДНР” на руки мне были надеты наручники и на голову мешок из
темной ткани. Вооруженные лица меня доставили в г. Комсомольское
Донецкой области, а именно: в подвал гостиницы “Кальмиус”, где я
находился 45 суток. Ежедневно происходили допросы, которые
длились по 6 часов с использованием по отношению ко мне средств
физического и психологического давления. Кроме того, по результатам
пыток я был вынужден подписать фиктивное признание в совершении
шпионажа в пользу Украины.
Согласно приговору т. н. “военного трибунала”, на правах т. н.
“палаты верховного суда ДНР”, по результатам рассмотрения в
закрытом судебном заседании материалов криминального дела,
возбужденного относительно меня по признакам преступления в
“шпионаже”, я был осужден к лишению свободы сроком на 12 лет с
отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В частности, в праве воспользоваться услугами адвоката по моему
усмотрению мне было отказано.
Среди лиц, которых опознал по фотографии, лично пытали и
издевались над заложниками: сотрудники “МГБ ДНР” с позывными
“Алабай”, “Майор”, “Смерч”, “Мачете”…”

22. Иван Т. (гражданское лицо, в заложниках находился 932 суток)

“…Был задержан во время проверки документов на блокпосту
(у террористов был планшет с моей фотографией и информацией, что я
будто бы являюсь военнослужащим ВСУ). После задержания меня на
автомобиле доправили к зданию бывшего подразделения УБОЗ МВД в
г. Донецке, где я находился в течение 8 суток. Во время допросов меня
били, применяли удушения и электроток, угрожали убийством. Пытали
меня “начальник отдела разведки” Захаров, бывший сотрудник
спецподразделения “Беркут – позывной “Симба” и следователь по
имени Руслан. В сентябре 2016 года я стал свидетелем убийства (во
время допроса замучена до смерти) гражданки Украины Ч., которая
была задержана в начале 2016 года по подозрению в сотрудничестве с
ВСУ и содержалась под арестом в помещении “гауптвахты” (бывший
офис ВО “Батькивщина” в г. Донецке)… ”.

23. Михаил С. (гражданское лицо, в заложниках находился 321 сутки)

“…Я был задержан в так называемом «райотделе милиции
“ДНР”», куда меня пригласили придти как вероятного свидетеля
дорожно-транспортного происшествия. После моей идентификации
было сообщено, что я задержан сотрудниками т. наз. “МГБ ДНР”. На
меня надели наручники, на голову мешок из темной ткани. В
сопровождении трех сотрудников т. наз. “МГБ ДНР” на автомобиле
марки “Daewoo Lanos” белого цвета меня доставили на четвертый этаж
неизвестного мне здания. Следователь сообщил, что меня задержали
“за шпионаж в пользу Украины”. Во время допроса сотрудники “МГБ
ДНР” совершали по отношению ко мне средства физического давления
(избиение конечностей) и психологического давления (запугивание
расстрелом, наступлением негативных последствий для моих
родственников и др.).
Согласно “приговору” т. н. “военного трибунала ДНР”, я был
“осужден” к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием
наказания в исправительной колонии строгого режима. В состав т. н.
“военного трибунала” входили (далее все фамилии на русском языке):
Токаренко Н. А. (председательствующий судья), Стратейчук Л. З. (судья),
Смелик С. Г. (судья), Бирючков Н. В. (секретарь), Кротова И. В.
(прокурор). Кроме этого, к фальсификации дела лично причастна
«следователь следственного отдела т. н. “МГБ ДНР” Яманко В. Ф.»…”.

24. Алексей К. (гражданское лицо, в заложниках находился 854 сутки)

“…В августе 2015 года я был задержан сотрудниками “МГБ ДНР”
и работниками ФСБ РФ у себя дома. Основание для задержания на тот
момент мне было неизвестно. Уже позже, после задержания, мне
предъявили обвинение в шпионаже. Допросы проводились
представителями ФСБ РФ (группа “Гости”) в составе пяти человек в
помещении здания “МГБ ДНР”, расположенного на бульваре
Т. Шевченко. Во время допросов представители российских спецслужб
лично применяли ко мне средства физического и морального давления,
дважды совершали проверку полиграфом. К моему незаконному
заключению, пыткам и издевательствам также причастны так
называемые «заместитель военного прокурора “ДНР” Шаипов,
следователь “МГБ ДНР” Килькеев…”.

25. Иван Л. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 1045 суток)

“…18 января 2015 года во время выполнения боевого задания в
сел. Спартак Донецкой области мой танк был подбит. При поиске
возможных путей отхода был ранен и взят в плен боевиками
подразделения “Казачий союз Всевеликого войска донского”
(руководил террорист с позывным “Батя”). Во время пребывания в
плену ко мне неоднократно применялись средства физического
давления, пытались узнать информацию относительно позывных
командного состава подразделения, места расположения и количество
личного состава, данные о вооружении. В штате “МГБ ДНР” были
конкретные лица, которые специализировались именно на пытках –
террористы с позывными “Заяц”, “Давид”. Чувствовалось, что эти
нелюди психически нездоровы, поскольку боль и крики заложников,
над которыми издевались, доставляли “Зайцу” и “Давиду”
вдохновение…”.

26. Андрей Б. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 1045 суток)

“…В мае 2015 года я был отправлен из зоны проведения АТО в
командировку в Полтавскую область с целью дефектации военной
техники, которую должны были получить для нашей воинской части.
По маршруту движения ошибочно выехали на блокпост “Еленовка”,
который удерживался террористами незаконных вооруженных
формирований так называемой “ДНР”.
За время пребывания в плену со мной 5-6 раз общался человек,
который назвался подполковником “МГБ ДНР” Романом
Владимировичем. Военная тематика его не интересовала, больше
внимания он обращал на личные данные. На 4 встрече он предложил
сотрудничество с боевиками НВФ за деньги, освобождение из плена,
при этом меня запугивал применением психотропных препаратов,
расправой с моими родными. Более всего его интересовала информация
относительно военного аэродрома в г. Чугуеве. Я категорически
отказался, за что меня по-зверски избили. По моему мнению, данное
лицо является сотрудником ФСБ РФ…”.

27. Евгений К. (гражданское лицо, в заложниках находился 867 суток)

“…Меня задержали в г. Донецке вооруженные лица из числа – так
называемых “сотрудников силового блока ДНР” по обвинению в
“шпионаже против “ДНР” в пользу Украины”. Мои руки
зафиксировали наручниками, а на голову надели мешок из темной
ткани, после чего вывезли к неизвестному мне административному
зданию. Относительно меня неоднократно применялись средства
физического и психологического давления: избиения, издевательства,
угрозы убийством или нанесением тяжелых телесных увечий. Также
среди прочего, угрожали, что если я не буду сотрудничать с органами
следствия, моя жена будет задержана и осуждена за “шпионаж против
ДНР в пользу Украины”. Путем запугивания меня принуждали к даче
показаний, с фиксацией на технические средства, что я являюсь якобы
“боевиком спецслужб Украины, который прошел специальное обучение
на базе Яворивского полигона”. К пыткам лично причастны граждане
РФ, сотрудники ФСБ РФ из г. Кострома “майор Алексей” и “капитан
Красавчик”, которые лично допрашивали, в т. ч. с использованием
шокера, пакетов для ограничения дыхания и пр.
Согласно приговору т. н. “военного трибунала, на правах палаты
верховного суда ДНР”, на закрытом судебном заседании я был осужден
к лишению свободы сроком на 16 лет с отбыванием наказания в
исправительной колонии строгого режима. В состав т. н. “военного
трибунала” входили следующие лица (фамилии и инициалы указано на
русском языке): председательствующий судья – Одегова И. А.; судьи –
Стратейчук Л. З., Смелик С. Г.; секретари – Жук Д. С., Смирнов А. В.;
прокуроры – Алексеев А. М., Циммер В. А., Шаилов Р. Р…”.

28. Александр Н. (гражданское лицо, в заложниках находился 925 суток)

“…Я был задержан представителями так называемого “МГБ ДНР”
в г. Новоазовск Донецкой области (временно оккупированная РФ
территория).
В период моего пребывания в заложниках ко мне обращался
представитель ФСБ РФ (назвался “Иваном”, обещал смягчить условия
моего незаконного содержания) с предложением дать интервью
российским СМИ о том, что я будто бы “проходил специальную
диверсионную подготовку в лагерях на территории Украины, в том
числе и на территории Яворивского полигона, где инструкторами были
иностранцы”. Допросы проходили в г. Донецке, проводил их “майор
МГБ ДНР” Стабров, продолжались они иногда два часа, иногда – 12-
13 часов. Во время допросов ко мне применялись средства
психологического и физического давления (пытки, регулярные побои).
В ходе указанных “средств” проводилась видеофиксация моих
свидетельств. Кроме того, относительно моих родных применялись
угрозы и шантаж (если они не приедут в Донецк – меня убьют или
замучают). Хочу отметить, что во время пребывания в тюрьме “МГБ
ДНР” я был свидетелем неоднократного применения ужасных побоев и
пыток относительно военнослужащего Украины Евгения Г…”.

29. Анатолий К. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 615 суток)

“…В апреле 2015 г. я был захвачен диверсионно-разведывательной группой из числа “боевиков НВФ ЛНР” (около 12-
13 человек). Меня сильно ударили по голове, в результате чего я потерял сознание. Меня и других пленных содержали под стражей в камерах, расположенных в подвальном помещении многоэтажного дома, недалеко от которого находилась “комендатура боевиков НВФ”
(в здании бывшего центрального ЗАГСа г. Луганска). Охранники были одеты в форму ВС РФ. Почти сразу мне предложили работать на “НВФ ЛНР”, предлагая «достойную зарплату». После отказа ко мне были применены запугивания и физические пытки.

В издевательствах над заложниками и пленными принимали личное участие (опознал по фотографии) “полковник Якубов”, начальник комендатуры г. Луганск”; “старший лейтенант Савельева, помощница дознавателя”; а также “капитан, позывной Белочка”, бахвалилась, что раньше была снайпером НВФ и лично убивала украинских воинов…”.

30. Алексей К. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 634 сутки)

“…В апреле 2016 года во время движения на ротацию в районе проведения АТО наш автомобиль сбился с пути и случайно выехал на
блокпост НВФ “ДНР”, где я и был захвачен в плен. Этого же дня нас привезли в гараж к А. Захарченко. Он лично провел с нами беседу, после чего лично сорвал с моей формы воинские знаки отличия. На следующий день нас перевезли в здание “МГБ ДНР” (бывшее управление СБУ в Донецкой области, главная тюрьма-камера пыток российских террористов), где содержались в подвале около двух
месяцев. Во время пребывания в этом здании ко мене почти ежедневно применялись избиения с использованием резиновых дубинок…”.

31. Леонид С. (гражданское лицо, в заложниках находился 509 суток)

“…Был задержан во время попытки выехать из г. Дебальцево Донецкой области на территорию, подконтрольную украинской власти.
Так называемые «сотрудники МГБ ДНР» сразу сильно избили меня, на голову надели мешок, наручники и повели, избивая, к автобусу.
Привезли меня, как потом понял, на территорию бывшего завода “Изоляционных материалов” (г. Донецк, ул. Светлого пути, 5). Там в
административном здании расположена “частная тюрьма”, в подвале которой есть камера пыток, рядом камера “тройник”, где расположены трое нар – одни над другими, без туалета. Видеокамеры наблюдения размещены на потолках. Кроме видео, осуществлялся звуковой контроль. На 1 этаже здания расположено 11 камер для содержания лиц. Была специальная “камера” для дознания через подставных лиц. Также для допросов меня возили в здание “МГБ” (г. Донецк, ул. Шевченко, 76). Во время допросов ко мне применялись:
электрошокер, избиения, унижения, попытки изнасилования, моральное и психологическое давление, угрозы пыток близких.
“Военный трибунал” на правах “верховного суда ДНР” обвинил меня в “шпионаже” в пользу “вражеского государства Украина”. Во
время “судового расследования” мне предлагали услуги “адвоката” Усенко Валерия Николаевича. Но мне доподлинно известно, что
Усенко В. М. работает с “сотрудниками правоохранительных органов ДНР” с целью вымогательства средств из родственников
“задержанных” во время “досудебного расследования” до оглашения “обвинительного приговора”.

“Следователь”, который осуществлял “досудебное расследование в МГБ ДНР” – Веклов Алексей Юриевич,
пытал заложников вместе с “начальником Дебальцевского районного МГБ ДНР” Дмитрием (позывной “Крест”) и его напарником Виталием (позывной “Швед”). Также во время нахождения на заводе “Изоляционных материалов” и в “исправительной колонии № 97”, принимали участие в издевательствах над украинскими гражданами: Сергей Павлович (“Палыч”), Андрей (“Слепой”), Юрий (“Толстый”); Евдокимов Василий (“Ленин”, “главный в частной тюрьме”); Трубицин В. В. (“начальник СИЗО, подполковник”); Холин Марк, Немцов Дмитрий и Нипоран Маил Оглы (все – сотрудники “исправительной колонии № 97”).
Все вышеуказанные лица в разной мере стремились “выбить” из меня признание в причастности к шпионской деятельности. Вынуждали
фабриковать против себя доказательства. Так, “сотрудник МГБ ДНР” Дмитрий (“Крест”) предложил мне написать текст под его диктовку.
В частности, будто бы я конспектировал данные дислокации военной техники, расквартирование и перемещение НВФ для дальнейшей
передачи сотрудникам СБУ. После этого он забрал блокнот с написанным мной текстом. Во время обыска в моем автомобиле нашли
этот блокнот, который потом стал одним из доказательств моей вины. В случае написания текста, “Крест” обещал мне быстрый обмен, а если откажусь, то вернут к палачам. В декабре 2016 года, во время видеозаписи с моим участием, в одном из кабинетов “МГБ ДНР”, мне было предложено, по ранее отработанному сценарию, прочитать предварительно подготовленный текст. А именно, относительно моей причастности к негласному аппарату СБУ и фактов передачи информации о временно-оккупированных территориях (место дислокации военной техники, вооружений, НВФ). Кроме того, мне вручались якобы письма с фотографиями сотрудников СБУ, с которыми я, по их мнению, сотрудничал. При этом вышеуказанные письма не содержали никаких фотографий сотрудников СБУ. Я перед камерой назвал имена, которые мне предварительно были продиктованы…”.

32. Александр О. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 1059 суток).

“…В плен попал в феврале 2015 года. Во время следования на автомобиле по Ростовской трассе в направлении г. Артемовск попали в засаду террористов, были обстреляны. Получил ранения, контузию и потерял сознание. Когда меня привели в чувство, я увидел лиц с опознавательными знаками ВСУ (с желтыми лентами на рукавах). На мой вопрос: “Что вы делаете, в кого стреляете, я из ВСУ”? мне ответили, что они тоже военные, только из РФ.

Во время пребывания в плену мне стали известны звания и позывные военнослужащих РФ:
– “полковник” Горелов Игорь Владимирович, “Гога”, куратор “командира комендантского полка”;
– “начальник штаба комендантского полка, подполковник, позывной Курган”;
– “подполковник Тахиров, куратор заместителя командира комендантского полка по тыловому обеспечению”;
– “подполковник Карпов, куратор заместителя командира комендантского полка по вооружению”;
– “начальник службы по пищевому обеспечению, майор, позывной Колыван”;
В плену ко мне систематически применяли пытки и физическое, психологическое давление. Однажды издевались в присутствии лидера донецких террористов А. Захарченко, который потом дал указание расстрелять меня (была имитация казни с выстрелами над моей головой)…”.

33. Валерий Р. (военнослужащий ВС Украины, в заложникахнаходился 634 сутки)

“…Допросы в первый день проводил лично руководитель пророссийских террористов А. Захарченко, а в следующие четыре дня допрашивал офицер ВС РФ, который был в балаклаве. Во время допросов ко мне применялись средства физического и морального давления, избивали, предлагали убить товарища, за что в дальнейшем обещали отпустить домой. Пытались узнать информацию относительно позывных командного состава подразделения, места расположения и количество личного состава, данные о вооружении. В следствие издевательств меня вынудили подписать протокол, где было указано что я вражеский корректировщик артиллерийского огня ВС Украины…”.

34. Александр И. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 614 суток)

«… После захвата в плен мне надели мешок на голову и погрузили в машину, повезли в г. Дебальцево. Держали меня в подвале здания, которого я не видел, окно было заварено. Во время допросов работники-террористы так называемого “министерства государственной безопасности ДНР” постоянно применяли ко мне средства физического влияния. Кто бил, я не видел, потому что на голове был надет мешок, сколько раз били – не помню. Осуществлялись попытки завербовать меня. В г. Дебальцево майор (Ф. И. О. не знаю, на нем была балаклава, рост примерно 190 см, физически хорошо развит, возраст 30-40 лет), неоднократно предлагал мне стать агентом “МГБ ДНР”, обещал за это прекратить пытки и даже выплатить приличные деньги. В случае моего согласия он планировал организовать мое освобождение из плена как «героя», после чего я должен был оказать помощь в захвате моего командира роты – старшего лейтенанта Т. Я отказался…”.

35. Николай И. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 776 суток)

“…В плену меня систематически пытали, били по голове, ногам, спине. Требовали заявить перед видеокамерой, что бойцы ВСУ якобы
причастны к преступлениям против народа Донбасса. Снимал на видеокамеру бывший народный депутат Украины Журавко О. В.,
который предоставил подготовленный им текст. За то, что я, по его мнению, читал без эмоций, Журавко приказал нанести мне неколько
ударов в лицо, что и сделали представители так называемой “МГБ ДНР”…”.

36. Евгений Ч. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 1047 суток)

“…В феврале 2015 года во время выполнения боевого задания по огневой поддержке пехотных подразделений ВС Украины в селе
Широкино Донецкой области был взят в плен группой российских боевиков незаконных вооруженных формирований. Во время допросов в так называемом “МГБ ДНР” мне повыбивали зубы, причем издевательства проходили в присутствии «министра обороны “ДНР” Кононова. Физическим насилием и угрозами (пообещали убить мать и изнасиловать сестру) меня заставили дать фейковое интервью о том, что я отказываюсь от обмена пленными и хочу остаться в “ДНР”. В издевательствах принимали участие 2 сотрудника спецслужб РФ с ярко выраженным «московским» акцентом языка…”.

37. Александр Л. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 1083 сутки)

“…В феврале 2015 года мы попали в засаду возле села Логвиновое Донецкой области. Дорога была перекрыта ящиками от боекомплекта,
возле ящиков были установлены противотанковые мины. Возможности развернуть автомобиль и поехать назад не было. После того, как
автомобиль остановился, нас начали обстреливать. Я получил осколковое ранение пальца на правой руке и пулевое ранение правой
руки. Эвакуировавшись из автомобиля, я прополз как можно дальше от него. Ведение огня остановили. Кто-то стукнул меня по каске и сказал: “Не двигайся, иначе убьем!”.
Боевики НВФ “ДНР” в неподвижном состоянии отобрали оружие, документы, каски, бронежилеты, порезали шевроны. Мне приказали
достать убитого бойца ВСУ из обстреляного и перевернутого “КАМАЗа” и положить его в воронку от разрыва миномета, после чего
приказали лечь с ним вместе – для расстрела. Террористы выстрелили из автомата над головой и рассмеялись. Примерно через полчаса за нами приехал “УРАЛ”. Когда мы подходили к автомобилю, к нам подошло гражданское лицо преклонного возраста. Боевики НВФ “ДНР” воскликнули: “Дедуль – это те пиндосы, которые по тебе стреляют!” Лицо преклонного возраста схватило палку, похожую на держак от лопаты, и начало бить меня по голове, покуда не сломало палку. Залезая в машину, я получил много ударов прикладом по спине и ногам. В машине я лежал на полу.
Приехали в какое-то село, где нас перегрузили в багажник другого автомобиля и надели наручники. Привезли в бывшее отделение “Новой почты” по ул. Майской, где находилось подразделение российских террористов “Донские казаки”. Нас избили и допросили. Когда приехал старший группы боевиков НВФ с позывным “Опер”, уже было известно, что один из украинских военнослужащих имеет орден
Богдана Хмельницкого ІІІ степени. По указанию «Опера», его и еще некольких раненых бойцов расстреляли.
Меня допрашивал “Опер” в присутствии 10 лиц. Потом нас заставили дать интервью журналистам телеканала “Livenews”.
Журналисты этого канала выдали нам текст о том, что подразделения ВСУ не сформированы, что будто бы заградподразделения ВСУ открывают огонь по тем военнослужащим, которые пытаются отступать.
После разговора с журналистами нас закрыли в подвале неизвестного здания, где постоянно издевались и били боевики НВФ
“ДНР” с позывными “Чека”, “Щука”, “Миллионер”, “Тесак”, комендант “Боцман”.

38. Николай Н. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 647 суток)

“…В плен попал в марте 2016 года. В этот день я приобрел молоко в местного жителя в селе Зайцево Донецкой области, который жил рядом с нашей боевой позицией. Перед приобретением продукта, я попробовал молоко на вкус, после чего потерял сознание. Когда очнулся, то не понял, где нахожусь, увидел рядом с собой лицо с оружием. Я принял его за своего. Когда мы зашли в дом и начали разговор, я понял, что нахожусь в плену террористов “ДНР”. Меня избили и погрузили в автомобиль и отвезли, по моему, в г. Горловку. Снова избили, после чего меня допрашивали. В этот день меня отправили в г. Донецк в здание бывшего УСБУ, где я содержался втечение месяца. После прибытия меня допросили и избили. В ходе допросов террористы пытались узнать у меня место расположения позиций артиллерии, техники. На 3 день пребывания в здании УСБУ (г. Донецк) меня вызвали на допрос, где дали текст интервью и заставили прочитать перед видеокамерой. Меня и других украинских заложников особенно жестоко подвергал пыткам “старший лейтенант” Худяков Евгений”…

39. Тарас Г. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 279 суток)

“…В плен попал во время выполнения боевого задания – разведка и установление мест расположения огневых точек противника. Но враг начал обстреливать нашу группу с использованием миномета. Потеряв ориентацию на местности, я упал в окоп НВФ, где находились 2 террориста (“донские казаки”). Во время попытки применить личное оружие, получил удар в спину от третьего террориста, который подошел ко мне сзади. После этого у меня отобрали автомат, связали руки и повели к “БТР-60”, на котором отвезли в н. п. Калиновое. Во время задержания и перевозки постоянно били верхними и нижними конечностями, рукояткой ножа. В н. п. Калиновое меня допрашивал “командир 6 мсп, полковник” с позывным “Полтинник”. Интересовался информацией относительно мест расположения подразделений ВСУ, артиллерии, добровольческих батальонов, наличием вооружения и техники. При этом, по его “приказу, подчиненные (“донские казаки”)”, били меня. Потом доставили в “военную комендатуру” (ул. Гастелло, 40, Артемовского района, г. Луганска). Там меня разместили в подвальной одномесной комнате. Того же дня меня забрали на допрос 9 “лиц”, 6 из которых “охранники”, а 3 проводили допрос. Все прятали лица, называли себя “русскими”. Во время допроса я понял, что указанные “лица из подразделения Куполов или К”. Отдельные из них имели нарукавный знак в виде треснутого пополам церковного купола на черном фоне без надписей. “Купола” один раз на 2-3 дня проводили допросы с использованием физической силы, электрошокера, электрического тока от телефонного аппарата “ТА-57”, били резиновыми дубинками. С целью получения от меня признания в причастности в пособничестве деятельности спецслужб Украины, а именно СБУ. Также физически издевались и применяли пытки при отказе выучить и озвучить предложенный мне текст на будущем допросе при съемках видеосюжета для оккупационных СМИ.
Во время хозяйственных работ (уборки помещений и пр.), я имел возможность ознакомиться со списками “представителей” НВФ, которые проходят службу в “комендатуре” по ул. Гастелло 40, Артемовского района г. Луганска (график отпусков, график дежурств и т. п.) и причастны к издевательствам над украинскими заложниками:
— “комендант, подполковник” Жиронкин Леонид Александрович (со слов других членов НВФ, бывший сотрудник СБУ);
— “начальник штаба, майор” Навроцкий Вячеслав Иванович;
— “заместитель по воспитательной работе, лейтенант” Кирилюк Алексей Владимирович (на правом плече имеет цветную
татуировку скорпиона);
— “лейтенант” Ахметшин Александр Юриевич;
— “лейтенант” Кошеленко Сергей Романович (“Кошелек”);
— “прапорщик” Базалий Геннадий Сергеевич (“База”), принимал участие в “боевых действиях” с позывным “Малыш” (ориентировочно 2015 год);
— “начальник гауптвахты, старший прапорщик” Протас Андрей Сергеевич, в 2014 году принимал участие в “боевых действиях”, потом был “личным охранником” Плотницкого;
— “начальник отдела профилактики правонарушений, старший лейтенант” Сорокина Любовь Семеновна;
— “офицер отдела профилактики правонарушений , лейтенант” Грачова Юлия Евгениевна. Отец ее мужа “военный комендант
ЛНР, полковник” Грачов;
— “офицер отдела профилактики правонарушений, лейтенант” Леонов Сергей Григорьевич;
— “старший лейтенант” Туркин Геннадий Николаевич (“Афган”) был переведен в “штаб 2 АК ВС РФ” вероятно в “подразделение по воспитательной работе”;
— “ответственный за вооружение, заместитель коменданта, полковник” Синельник Владимир Васильевич (имеет лишний
вес);
— “капитан, заместитель коменданта по тылу (с сентября 2017 года)” Гончаров Евгений Валентинович (имеет усы), с
декабря 2017 года переведен в “комендатуру” Октябрьского района г. Луганска;
— “лейтенант” Бублик Алексей Владимирович (или Николаевич);
— “старший лейтенант, командир комендантского взвода, заместитель коменданта по тылу (с декабря 2017 года)” Калинин Виталий Васильевич;
— “солдат” Боженко Алексей Геннадиевич (имеет лишний вес);
— “солдат” Кравцов Андрей Юрьевич, на одном плече имеет татуировку в виде купола парашюта, характерную для военнослужащих ВДВ, на нижней части кисти руки в районе мизинца – татуировку в виде надписи: “За ВДВ”;
— “старший солдат (возможно, сержант)” Гандзий Сергей;
— “лейтенант (возможно, старший лейтенант) заместитель начальника штаба” Коротухин Алексей (Артем)

40. Владимир Г. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 739 суток)

“…Сразу после захвата в плен у меня отобрали военную форму (остался в нижнем белье), военный билет и личные вещи. Через какое-то время к блок-посту подъехал микроавтобус, еще через 15-20 минут меня доставили в подвальное помещение неизвестного здания, где начали подвергать пыткам и угрожали убить. Издевательства длились всю ночь. Утром мне надели на голову полиэтиленовый мешок и в автомобиле отвезли к админзданию бывшего УСБУ в Донецкой области, где разместилась “комендатура ДНР” (“комендант” полковник армии РФ по фамилии Нос, “начальник продовольственной службы”, со слов обслуживающего персонала, капитан армии РФ по фамилии Котов). Через полгода всех задержанных, которые находились в “комендатуре” (34 человека), отправили в Макеевскую тюрьму (западной исправительной колонии), где мы содержались до освобождения из плена. В сентябре 2017 года (через 1,5 года после моего захвата) в СИЗО прибыли представители так называемого “следственного управления генеральной прокуратуры ДНР”, которые предъявляли “обвинения в пособничестве в терроризме”. С “обвинением” я был не согласен, о чем письменно засвидетельствовал в “протоколе допроса обвиняемого”. Во время пребывания в плену мне нанесли следующие телесные увечия: сломали 2 ребра с левого бока, получил контузию на левое ухо в результате сильного избиения и осуществления выстрела из автомата возле левой стороны головы…”.

41. Александр Т. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 702 суток)

“…После захвата меня отвезли в н. п. Николаевка и передали представителям российской террористической вооруженной группировки под названием “Из батальона Славянской бригады” – “полковнику с позывным “Старшина” и его помощнику с позывным “Малек”. Сразу же получил удар в лицо прикладом автомата, потом били ногами, резиновыми дубинками, я не мог прикрыться, поскольку руки были в наручниках. От боли потерял сознание, очнулся уже в г. Донецке. Содержался в тюрьме “в/ч 08816” (г. Донецк, ул. Молодежная). Уже в Донецке меня допрашивал сотрудник ФСБ РФ и сотрудники так называемого «министерства государственной безопасности ДНР». Допросы проходили по одному и тому же сценарию: вначале заставляли сознаться в преступлениях против мирного населения, потом жестоко били – сламали ребро и выбили зубы…”.

42. Николай Г. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 1051 сутки)

“…Более двух лет незаконно содержался в тюрьме российских террористов – «исправительной колонии № 97» в г. Макеевке Донецкой области. Все время заставляли или подписать «признание в преступлениях против народа Донбасса», или предлагали вступить в ряды боевиков незаконных вооруженных формирований. При этом откровенно говорили, что зарплата у террористов хоть и небольшая, зато каждый может безнаказанно грабить местных жителей, которые подозреваются в приверженности к Украине. Неоднократно применяли ко мене средства физического и психологического давления. Постоянные издевательства получал от Шаповалова А. А. – “заместителя сектора тюремного содержания”, позывной “Немец” (опознал по фотографии № 67).