Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников.

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии»

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

О том, как пророссийские террористы на Донбассе пытают российских наемников. - Myrotvorets.center

Поиск